На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

tvr

15 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Глущенко
    Сколько "миролюбивая Белоруссия" заработала на военных поставках ВСУ с 2014 года! А сейчас они и Россию "поделили" и ...Лукашенко: Белару...
  • Александр Глущенко
    так то.. 1/ никто не давал право говорить за Президента РФ-Путина 2/ придет не к миру, а к капитуляции.Лукашенко: Белару...
  • Betahon
    Францию и МОК можно поздравить: первые посетители Олимпиады уже прочно обосновались не только на олимпийских объектах...В Париже накануне...

Ее называли белорусским Третьяковым - судьба директора некогда Государственной картинной галереи БССР Елены Аладовой

Еще одна женская история достойная по меньшей мере экранизации. Елена Аладова - первая женщина-директор некогда Государственной картинной галереи БССР, нынешнего Национального художественного музея, стала настоящей героиней, исходя из актерских экранных амплуа. И историческим персонажем, если уточнять формулировку.

Она создала не только коллекцию, которая и сегодня служит основой музейных фондов, но и сам музей. 

Она вдохнула жизнь в эти стены, заселила музейные залы героями и сюжетами и посвятила всю свою жизнь тому, чтобы у белорусов была своя осязаемая история искусства и представление о ней через экспонаты. 

Ее называли белорусским Третьяковым, но долой сравнения. Судьба этой женщины не заслуживает сравнений - ее фамилия сама по себе стала нарицательной. Делать по-аладовски - значит сделать что-то на века. Спустя почти 40 лет после ухода первой леди музея, мы собрали коллаж из воспоминаний тех, кто работал с ней долгие годы, и тех, кто только делает первые шаги по музейным залам. 

Елена Васильевна Аладова - читаем заглавные буквы - ЕВА. Теперь кажется неслучайным, что в аббревиатуре ее имени скрывается история первой женщины, вошедшей в Рай. Путь первой леди музея уготовила судьба и для Елены Аладовой.

Родилась в учительской семье в Пружанах. Именно родители привили вкус и развили нюх у будущей собирательницы самой крупной музейной коллекции в истории нашей страны. В семье было принято читать, ходить на спектакли, смотреть живопись… Прогрессивная Елена Премудрая стала одной из первых студенток БГУ. Подрабатывала иллюстратором, писала статьи, вращалась в искусствоведческих кругах, арендовала квартиру у известного пейзажиста Владимира Кудревича...

Искусство стало главным увлечением Елены Пук. Оно же станет поводом для смены фамилии. Аладовой она стала в 1928-м, когда вышла замуж за композитора Николая Аладова - автора сотен музыкальных произведений.

Ее называли белорусским Третьяковым - судьба директора некогда Государственной картинной галереи БССР Елены Аладовой

И какой же музей без музы - точнее без мужа. Николая Ильича Аладова - народного артиста БССР, композитора, который так и говорил "я пишу на Ленин музей". Значительная часть гонорара уходила на пополнение коллекции НХМ.

Вместе с музыкой они пережили эвакуацию из Минска. Одну из самых трагических страниц столицы и истории белорусского искусства в целом. Несмотря на все усилия, музейную коллекцию не удалось эвакуировать до прихода оккупантов. В итоге именно возрождение музея стало делом всей жизни Елены Аладовой.

Анна Аладова, гендиректор Национального художественного музея Беларуси:

Вопрос гендера - он всегда второй. Важна всегда личность. Поэтому для меня, конечно, Елена Васильевна Аладова - это личность, которая очень послужила во многом нашей Родине и музейному делу.

Знаменитый адрес на Ленина, 20 появился только в 1957 году. Во многом благодаря личному знакомству Аладовой с главой правительства Белорусской ССР - Пономаренко.

Артем Лапицкий, старший научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:

В 1949 году начинают строить главный корпус нашего музея, закончили в 1957-м. Все чертежи, все споры, признание или непризнание каких-то элементов, были завязаны на ее фигуре и на фигуре главного архитектора. Они вместе разрабатывали и строили такую шкатулочку с драгоценностями.

Музейные залы нужно было заселить. Аладову впору назвать автором собственной методики по добыче ценных полотен.

Ее называли белорусским Третьяковым - судьба директора некогда Государственной картинной галереи БССР Елены Аладовой

Борис Крепак, заслуженный деятель искусств Беларуси, искусствовед, художественный критик, писатель:

Внешность у нее была абсолютно не коммуникабельная. В толпе ничем не выделялась. Внутри страсть какая-то. Ей до лампочки были слава, известность. Ее и так знали. Весь Советский Союз, и боялись.

Владимир Уроднич, заслуженный деятель искусств Беларуси, художник:

У нее были личные отношения с коллекционерами, которые имели эти вещи после войны. Особенно близка семья Крюковых - генерал-полковника, адъютанта маршала Победы. Она говорила Федоришкину: "Константин, ступаните в Москву! Посмотрите, на кухне у Крюковых в левом верхнем ряду должен висеть натюрморт. Он еще там висит?

Чисто женская находка. Путь к сердцу коллекционера и кого бы то ни было лежал через желудок: брусничное варенье, кумпяки собственного производства - никого не оставляли равнодушным.

Иван Миско, народный художник Беларуси:

Она шла на базар, покупала ногу теленка, мы марлю смачивали уксусом, и я вез в Третьяковку.

При Елене Васильевне музей провел 30 экспедиций по республике. Обследовали подвалы более 700 церквей и костелов. Она спасала от гибели предметы древне белорусского искусства, манускрипты, старопечатные книги, разыскала в Дрисвятах несколько слуцких поясов, своими руками поднимала из подвалов Гродненского монастыря полуразложившиеся от времени парсуны.

Елена Аладова, директор Национального художественного музея Беларуси с 1944 по 1977 годы, заслуженный деятель искусств БССР (1907-1986 гг.):

Никто не брался за эту работу, и единственный человек - это Бриндаров.

Ананий Бриндаров, художник-реставратор (1907-1983 гг.):

Это были груды развалившихся досок с какими-то кусками холста заплесневелого.

Аладова умела находить соратников. Имя Сандерса Палееса мало кому известно сегодня по понятным причинам. Исследователь собирал информацию про тех, кто оставил хотя бы малейший след за предыдущие восемь столетий в белорусском искусстве: от придворных живописцев до крепостных художников…

Артем Лапицкий, старший научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:

Таким образом были закуплены все наши работы Ивана Хруцкого, Витольда Бялыницкго-Бирули, Станислава Жуковского, Горавского и прочих, которых мы сегодня называем уроженцами белорусских земель. И это одна из самых больших коллекций белорусских художников всего мира.

Свой первый серьезный гонорар художник Владимир Уроднич, а в прошлом министерский функционер, получил тоже с легкой руки Елены Аладовой. Эскиз той работы до сих пор хранит в мастерской. Спустя годы остался верным жанру.

Владимир Уроднич, заслуженный деятель искусств Беларуси, художник:

Ее довольно часто делали главным экспозитором республиканских выставок. Мы были готовы передраться за те места, которые предоставлялись во Дворце искусства. Это было время большого наплыва и жесткий отбор был. Она очень доброжелательно находила возможность показать каждого.

Иван Миско, народный художник Беларуси:

Первый скульптурный портрет Юрия Алексеевича Гагарина я сделал в музее!

Борис Крепак, заслуженный деятель искусств Беларуси, искусствовед, художественный критик, писатель:

У меня 4 человека, которых я каждый день вспоминаю в жизни. Если бы не она, то я бы не был в Беларуси. 

Музей стал ее судьбой. Книга с таким названием венчает историю Елены Аладовой. Вполне земной женщины с библейским предназначением.


Читайте также:


  


Еще одна женская история достойная по меньшей мере экранизации. Елена Аладова - первая женщина-директор некогда Государственной картинной галереи БССР, нынешнего Национального художественного музея, стала настоящей героиней, исходя из актерских экранных амплуа. И историческим персонажем, если уточнять формулировку. Она создала не только коллекцию, которая и сегодня служит основой музейных фондов, но и сам музей. 

Она вдохнула жизнь в эти стены, заселила музейные залы героями и сюжетами и посвятила всю свою жизнь тому, чтобы у белорусов была своя осязаемая история искусства и представление о ней через экспонаты. 

Ее называли белорусским Третьяковым, но долой сравнения. Судьба этой женщины не заслуживает сравнений - ее фамилия сама по себе стала нарицательной. Делать по-аладовски - значит сделать что-то на века. Спустя почти 40 лет после ухода первой леди музея, мы собрали коллаж из воспоминаний тех, кто работал с ней долгие годы, и тех, кто только делает первые шаги по музейным залам. 

Елена Васильевна Аладова - читаем заглавные буквы - ЕВА. Теперь кажется неслучайным, что в аббревиатуре ее имени скрывается история первой женщины, вошедшей в Рай. Путь первой леди музея уготовила судьба и для Елены Аладовой.

Родилась в учительской семье в Пружанах. Именно родители привили вкус и развили нюх у будущей собирательницы самой крупной музейной коллекции в истории нашей страны. В семье было принято читать, ходить на спектакли, смотреть живопись… Прогрессивная Елена Премудрая стала одной из первых студенток БГУ. Подрабатывала иллюстратором, писала статьи, вращалась в искусствоведческих кругах, арендовала квартиру у известного пейзажиста Владимира Кудревича...

Искусство стало главным увлечением Елены Пук. Оно же станет поводом для смены фамилии. Аладовой она стала в 1928-м, когда вышла замуж за композитора Николая Аладова - автора сотен музыкальных произведений.

Ее называли белорусским Третьяковым - судьба директора некогда Государственной картинной галереи БССР Елены Аладовой

И какой же музей без музы - точнее без мужа. Николая Ильича Аладова - народного артиста БССР, композитора, который так и говорил "я пишу на Ленин музей". Значительная часть гонорара уходила на пополнение коллекции НХМ.

Вместе с музыкой они пережили эвакуацию из Минска. Одну из самых трагических страниц столицы и истории белорусского искусства в целом. Несмотря на все усилия, музейную коллекцию не удалось эвакуировать до прихода оккупантов. В итоге именно возрождение музея стало делом всей жизни Елены Аладовой.

Анна Аладова, гендиректор Национального художественного музея Беларуси:

Вопрос гендера - он всегда второй. Важна всегда личность. Поэтому для меня, конечно, Елена Васильевна Аладова - это личность, которая очень послужила во многом нашей Родине и музейному делу.

Знаменитый адрес на Ленина, 20 появился только в 1957 году. Во многом благодаря личному знакомству Аладовой с главой правительства Белорусской ССР - Пономаренко.

Артем Лапицкий, старший научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:

В 1949 году начинают строить главный корпус нашего музея, закончили в 1957-м. Все чертежи, все споры, признание или непризнание каких-то элементов, были завязаны на ее фигуре и на фигуре главного архитектора. Они вместе разрабатывали и строили такую шкатулочку с драгоценностями.

Музейные залы нужно было заселить. Аладову впору назвать автором собственной методики по добыче ценных полотен.

Ее называли белорусским Третьяковым - судьба директора некогда Государственной картинной галереи БССР Елены Аладовой

Борис Крепак, заслуженный деятель искусств Беларуси, искусствовед, художественный критик, писатель:

Внешность у нее была абсолютно не коммуникабельная. В толпе ничем не выделялась. Внутри страсть какая-то. Ей до лампочки были слава, известность. Ее и так знали. Весь Советский Союз, и боялись.

Владимир Уроднич, заслуженный деятель искусств Беларуси, художник:

У нее были личные отношения с коллекционерами, которые имели эти вещи после войны. Особенно близка семья Крюковых - генерал-полковника, адъютанта маршала Победы. Она говорила Федоришкину: "Константин, ступаните в Москву! Посмотрите, на кухне у Крюковых в левом верхнем ряду должен висеть натюрморт. Он еще там висит?

Чисто женская находка. Путь к сердцу коллекционера и кого бы то ни было лежал через желудок: брусничное варенье, кумпяки собственного производства - никого не оставляли равнодушным.

Иван Миско, народный художник Беларуси:

Она шла на базар, покупала ногу теленка, мы марлю смачивали уксусом, и я вез в Третьяковку.

При Елене Васильевне музей провел 30 экспедиций по республике. Обследовали подвалы более 700 церквей и костелов. Она спасала от гибели предметы древне белорусского искусства, манускрипты, старопечатные книги, разыскала в Дрисвятах несколько слуцких поясов, своими руками поднимала из подвалов Гродненского монастыря полуразложившиеся от времени парсуны.

Елена Аладова, директор Национального художественного музея Беларуси с 1944 по 1977 годы, заслуженный деятель искусств БССР (1907-1986 гг.):

Никто не брался за эту работу, и единственный человек - это Бриндаров.

Ананий Бриндаров, художник-реставратор (1907-1983 гг.):

Это были груды развалившихся досок с какими-то кусками холста заплесневелого.

Аладова умела находить соратников. Имя Сандерса Палееса мало кому известно сегодня по понятным причинам. Исследователь собирал информацию про тех, кто оставил хотя бы малейший след за предыдущие восемь столетий в белорусском искусстве: от придворных живописцев до крепостных художников…

Артем Лапицкий, старший научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси:

Таким образом были закуплены все наши работы Ивана Хруцкого, Витольда Бялыницкго-Бирули, Станислава Жуковского, Горавского и прочих, которых мы сегодня называем уроженцами белорусских земель. И это одна из самых больших коллекций белорусских художников всего мира.

Свой первый серьезный гонорар художник Владимир Уроднич, а в прошлом министерский функционер, получил тоже с легкой руки Елены Аладовой. Эскиз той работы до сих пор хранит в мастерской. Спустя годы остался верным жанру.

Владимир Уроднич, заслуженный деятель искусств Беларуси, художник:

Ее довольно часто делали главным экспозитором республиканских выставок. Мы были готовы передраться за те места, которые предоставлялись во Дворце искусства. Это было время большого наплыва и жесткий отбор был. Она очень доброжелательно находила возможность показать каждого.

Иван Миско, народный художник Беларуси:

Первый скульптурный портрет Юрия Алексеевича Гагарина я сделал в музее!

Борис Крепак, заслуженный деятель искусств Беларуси, искусствовед, художественный критик, писатель:

У меня 4 человека, которых я каждый день вспоминаю в жизни. Если бы не она, то я бы не был в Беларуси. 

Музей стал ее судьбой. Книга с таким названием венчает историю Елены Аладовой. Вполне земной женщины с библейским предназначением.


Читайте также:


  


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх