На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

tvr

15 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Глущенко
    Сколько "миролюбивая Белоруссия" заработала на военных поставках ВСУ с 2014 года! А сейчас они и Россию "поделили" и ...Лукашенко: Белару...
  • Александр Глущенко
    так то.. 1/ никто не давал право говорить за Президента РФ-Путина 2/ придет не к миру, а к капитуляции.Лукашенко: Белару...
  • Betahon
    Францию и МОК можно поздравить: первые посетители Олимпиады уже прочно обосновались не только на олимпийских объектах...В Париже накануне...

Хатынский список населенных пунктов, которые были уничтожены вместе с людьми и не возродились, увеличился на 90 позиций

Характер и сила духа нужны и при изучении статистики боли и трагедии. Это те категории, где растущие цифры олицетворяют масштабы катастрофы. Юристы, историки, архивисты вводят в научный оборот новые данные об уничтоженных и пострадавших населенных пунктах Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

На сегодня их почти 12 300. Это три области современной страны. В годы оккупации их превратили в пепел. Сотни так и не возродились. 

Самое страшное, что уничтожали деревни вместе с людьми. Не щадили никого: ни младенцев, ни стариков. На детей даже не тратили патроны - их живыми бросали в огонь или колодец, травили собаками и накалывали на штыки. Это факты из показаний свидетелей и очевидцев. Их тысячи. Неоспоримый аргумент в восстановлении исторической справедливости. И каждый год становятся известны новые эпизоды нацистских зверств. 

Только за время расследования уголовного дела о геноциде белорусского народа - хатынский список (своеобразный каталог населенных пунктов, которые были уничтожены вместе с людьми и не возродились), увеличился на 90 позиций. Одна из них - деревня Янополь Жабинковского района. Елена Бормотова о том, как восстанавливают историческую память.

На перекрестке дорог, между двумя населенными пунктами, была деревня Янополь. Небольшой перелесок за колхозным полем - место, где находились дома. Но 30 сентября 1943 года нацисты уничтожили местечко.

Лидия Данилюк, жительница аг. Ленинский:

Увидели, что зарево тут, стреляют и хотели бежать, но дедушка добежал до канавы и лег там, потому что нельзя было сюда (оцепление стояло), а мать тоже хотела бежать, но люди ее не пустили. Не надо, ты не спасешь там никого.

Мария Сиротюк, жительницы аг. Ленинский:

У мамы были две сестрички младшие, и им кто-то подсказал, что нужно бежать за сарай, спрятаться в большой крапиве и не вставать. Они так сделали, и они остались живы.

Янополь, согласно довоенным документам, это небольшой населенный пункт. Порядка десяти дворов и несколько десятков местных жителей. Но сюда после нацистских карательных акций в Беловежской пуще с августа 1941-го стали приходить беженцы. Сколько человек находилось в деревне на момент трагедии, не известно.

Николай Луговской, председатель Ленинского сельисполкома Жабинковского района:

Жители соседней деревни слышали расстрел, и видно было зарево. Как рассказывают очевидцы, страшное место было, как добивали местных жителей. Если не удавалось застрелить, то и штыками, и прикладами. Никто никого не жалел. Фактически для того, чтобы устрашить, эта деревня и была уничтожена.

Десятилетия эта трагедия оставалась неизвестной. О ней вспоминали только потомки выживших людей. Но фрагменты воспоминаний убедили историков, краеведов и юристов докопаться до истины. Так, общаясь с теми, кто хоть что-то помнил, стало известно, где захоронены жители Янополя.

Лидия Данилюк, жительница аг. Ленинский:

На второй день зарево это утихло, остыло. И дедушка, и еще ему помогли люди, собрали в ящик кости и завезли ночью в лес, в Чижевщину, на кладбище, похоронили там.

Большой дубовый крест на самом древнем кладбище района - тот самый, который установили жертвам карателей в 1943-м. На нем местный мастер вырезал имена. Тех, кого знал.

Надпись на кресте: "В имении Янополь 30 сентября 1943 года рабы Божьей Антонина, Зиновия, Василия, Мария, Василий Яцкевич, Вера 3 года и все семьи Беловежской волоки".

Еще несколько лет назад, до расследования уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период, говорили лишь об одном не возрожденном населенном пункте в Жабинковском районе. Деревня Дремлево, которая была сожжена на год раньше, в сентябре 1942 года. Сейчас в Хатынском списке еще и Янополь.

186 уничтоженных сожженных и не восстановленных населенных пунктов Беларуси. Цифра, ставшая хрестоматийной, навсегда увековечена в мемориальном ансамбле "Хатынь". Кстати, когда создавался комплекс, историки оперировали цифрой 136 не возрожденных населенных пунктов. Незадолго до открытия Хатыни стало известно, что их на 50 больше. Создатели мемориала тройку исправили на 8. Сегодня хатынский список состоит из 276 позиций. Это те населенные пункты, которые были уничтожены вместе с жителями и не возродились. Но менять элемент архитектурного ансамбля никто не планирует. Не будут увеличивать и количество могил на единственном в мире кладбище сожженных деревень. Дело в том, что мемориальный ансамбль "Хатынь" - историко-культурная ценность Республики Беларусь. И менять облик архитектурно-скульптурного ансамбля запрещено законом.

Но новые цифры уже внедрены в научный оборот, а значит, будут отображены во всех музейных экспозициях страны и на уроках истории во всех учебных заведениях Беларуси называют последние исследовательские данные.

Вадим Лакиза, директор Института истории НАН Беларуси:

Представляете, на 90 населенных пунктов увеличилось количество деревень, которые были уничтожены, стерты с лица земли. Самая сложнейшая задача. На многие годы для нас будет актуальна - это подсчет каждого погибшего в годы Великой Отечественной войны. Просто невероятно сложная задача. Это долг каждого ученого, историка, архивиста, сотрудника силовых ведомств, которые вовлечены в расследование уголовного дела. Максимально сделать все возможное, чтобы каждое имя, каждая фамилия и каждое название населенного пункта было сохранено в нашей памяти.

Работа по выявлению и восстановлению фактов убийства мирных жителей от рук карателей и уничтожения нацистами населенных пунктов Беларуси в годы оккупации продолжается. В каждой области и каждом районе.

Дмитрий Марачук, прокурор Жабинковского района:

У нас есть свидетель, который указывал, что наподобие нашего Янополя еще имелся один населенный пункт. В настоящее время прокуратурой Жабинковского района идет поиск архивных документов и поиск свидетелей для того, чтобы рассказать и показать населению, что данный пункт перестал существовать после Великой Отечественной войны. Необходимо несколько источников, поэтому опираться только на показания свидетелей мы не можем. Необходимо путем сопоставления карт, путем изучения архивных документов, путем изучения тех справок, которые у нас имеются, подтвердить факт уничтожения и не восстановления.

Сегодня мы можем лишь примерно оценить масштаб свирепости нацистов на оккупированной территории Беларуси. И не имеем возможности назвать статистику боли всего народа. Но мы оперируем реальными фактами зверств от рук приверженцев идеологии национал-социализма в деле возрождения исторической памяти.


Читайте также:

Характер и сила духа нужны и при изучении статистики боли и трагедии. Это те категории, где растущие цифры олицетворяют масштабы катастрофы. Юристы, историки, архивисты вводят в научный оборот новые данные об уничтоженных и пострадавших населенных пунктах Беларуси в годы Великой Отечественной войны. На сегодня их почти 12 300. Это три области современной страны. В годы оккупации их превратили в пепел. Сотни так и не возродились. 

Самое страшное, что уничтожали деревни вместе с людьми. Не щадили никого: ни младенцев, ни стариков. На детей даже не тратили патроны - их живыми бросали в огонь или колодец, травили собаками и накалывали на штыки. Это факты из показаний свидетелей и очевидцев. Их тысячи. Неоспоримый аргумент в восстановлении исторической справедливости. И каждый год становятся известны новые эпизоды нацистских зверств. 

Только за время расследования уголовного дела о геноциде белорусского народа - хатынский список (своеобразный каталог населенных пунктов, которые были уничтожены вместе с людьми и не возродились), увеличился на 90 позиций. Одна из них - деревня Янополь Жабинковского района. Елена Бормотова о том, как восстанавливают историческую память.

На перекрестке дорог, между двумя населенными пунктами, была деревня Янополь. Небольшой перелесок за колхозным полем - место, где находились дома. Но 30 сентября 1943 года нацисты уничтожили местечко.

Лидия Данилюк, жительница аг. Ленинский:

Увидели, что зарево тут, стреляют и хотели бежать, но дедушка добежал до канавы и лег там, потому что нельзя было сюда (оцепление стояло), а мать тоже хотела бежать, но люди ее не пустили. Не надо, ты не спасешь там никого.

Мария Сиротюк, жительницы аг. Ленинский:

У мамы были две сестрички младшие, и им кто-то подсказал, что нужно бежать за сарай, спрятаться в большой крапиве и не вставать. Они так сделали, и они остались живы.

Янополь, согласно довоенным документам, это небольшой населенный пункт. Порядка десяти дворов и несколько десятков местных жителей. Но сюда после нацистских карательных акций в Беловежской пуще с августа 1941-го стали приходить беженцы. Сколько человек находилось в деревне на момент трагедии, не известно.

Николай Луговской, председатель Ленинского сельисполкома Жабинковского района:

Жители соседней деревни слышали расстрел, и видно было зарево. Как рассказывают очевидцы, страшное место было, как добивали местных жителей. Если не удавалось застрелить, то и штыками, и прикладами. Никто никого не жалел. Фактически для того, чтобы устрашить, эта деревня и была уничтожена.

Десятилетия эта трагедия оставалась неизвестной. О ней вспоминали только потомки выживших людей. Но фрагменты воспоминаний убедили историков, краеведов и юристов докопаться до истины. Так, общаясь с теми, кто хоть что-то помнил, стало известно, где захоронены жители Янополя.

Лидия Данилюк, жительница аг. Ленинский:

На второй день зарево это утихло, остыло. И дедушка, и еще ему помогли люди, собрали в ящик кости и завезли ночью в лес, в Чижевщину, на кладбище, похоронили там.

Большой дубовый крест на самом древнем кладбище района - тот самый, который установили жертвам карателей в 1943-м. На нем местный мастер вырезал имена. Тех, кого знал.

Надпись на кресте: "В имении Янополь 30 сентября 1943 года рабы Божьей Антонина, Зиновия, Василия, Мария, Василий Яцкевич, Вера 3 года и все семьи Беловежской волоки".

Еще несколько лет назад, до расследования уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны и послевоенный период, говорили лишь об одном не возрожденном населенном пункте в Жабинковском районе. Деревня Дремлево, которая была сожжена на год раньше, в сентябре 1942 года. Сейчас в Хатынском списке еще и Янополь.

186 уничтоженных сожженных и не восстановленных населенных пунктов Беларуси. Цифра, ставшая хрестоматийной, навсегда увековечена в мемориальном ансамбле "Хатынь". Кстати, когда создавался комплекс, историки оперировали цифрой 136 не возрожденных населенных пунктов. Незадолго до открытия Хатыни стало известно, что их на 50 больше. Создатели мемориала тройку исправили на 8. Сегодня хатынский список состоит из 276 позиций. Это те населенные пункты, которые были уничтожены вместе с жителями и не возродились. Но менять элемент архитектурного ансамбля никто не планирует. Не будут увеличивать и количество могил на единственном в мире кладбище сожженных деревень. Дело в том, что мемориальный ансамбль "Хатынь" - историко-культурная ценность Республики Беларусь. И менять облик архитектурно-скульптурного ансамбля запрещено законом.

Но новые цифры уже внедрены в научный оборот, а значит, будут отображены во всех музейных экспозициях страны и на уроках истории во всех учебных заведениях Беларуси называют последние исследовательские данные.

Вадим Лакиза, директор Института истории НАН Беларуси:

Представляете, на 90 населенных пунктов увеличилось количество деревень, которые были уничтожены, стерты с лица земли. Самая сложнейшая задача. На многие годы для нас будет актуальна - это подсчет каждого погибшего в годы Великой Отечественной войны. Просто невероятно сложная задача. Это долг каждого ученого, историка, архивиста, сотрудника силовых ведомств, которые вовлечены в расследование уголовного дела. Максимально сделать все возможное, чтобы каждое имя, каждая фамилия и каждое название населенного пункта было сохранено в нашей памяти.

Работа по выявлению и восстановлению фактов убийства мирных жителей от рук карателей и уничтожения нацистами населенных пунктов Беларуси в годы оккупации продолжается. В каждой области и каждом районе.

Дмитрий Марачук, прокурор Жабинковского района:

У нас есть свидетель, который указывал, что наподобие нашего Янополя еще имелся один населенный пункт. В настоящее время прокуратурой Жабинковского района идет поиск архивных документов и поиск свидетелей для того, чтобы рассказать и показать населению, что данный пункт перестал существовать после Великой Отечественной войны. Необходимо несколько источников, поэтому опираться только на показания свидетелей мы не можем. Необходимо путем сопоставления карт, путем изучения архивных документов, путем изучения тех справок, которые у нас имеются, подтвердить факт уничтожения и не восстановления.

Сегодня мы можем лишь примерно оценить масштаб свирепости нацистов на оккупированной территории Беларуси. И не имеем возможности назвать статистику боли всего народа. Но мы оперируем реальными фактами зверств от рук приверженцев идеологии национал-социализма в деле возрождения исторической памяти.


Читайте также:

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх